Алексей Безруков & Татьяна Башнаева (alexey_bezrukov) wrote,
Алексей Безруков & Татьяна Башнаева
alexey_bezrukov

Category:

Питявола Итя (Часть 1)

Надо же, когда-то ведь дневник вёл… Сегодня есть повод, и я его откопал…



*****

  

Студент факультета охотоведения, на преддипломную практику я мечтаю куда-нибудь не ближе Восточной Сибири. Но, оценив свои материальные возможности, понимаю, что даже до Енисея - не добраться. 

Открыв справочник охотничьих предприятий, и переписав адреса всех хозяйств, которые находятся на периферии моих финансовых возможностей, я отправляю шестнадцать писем с просьбой принять меня на практику. Кто-то не ответил вообще, один ответ звучит: «К сожалению, не можем принять Вас на практику, в связи с тем, что наше охотничье-промысловое хозяйство занимается теперь разведением крупного рогатого скота». Середина девяностых, одним словом…

Из трех промхозов Западной Сибири и из Трофейного хозяйства Смоленской области пришли положительные ответы! Пишу письмо в самый удаленный промхоз, сообщая, что приеду в августе.

*****

Ну, вот, я и в поезде. Огромный станковый рюкзак, ружье и молодая лайка Рада. Как долго я  ждал этого, провожая поезда, уходящие куда-то на восток.  Мечтал о том, как  сейчас вот буду лежать на полке и писать эти строки. Моя Рада успокоилась на полу, играет радио, суетится проводница. А я лежу и думаю: на кой черт я прусь, сам не знаю куда.

*****

В Свердловске пересел на другой поезд. Около полутора суток в общем вагоне, да еще с собакой. Духота, давка. Люди спят сидя и валетом. Занимают даже полки для багажа. Постоянно пьют водку. К туалету не пробиться. Вахтовики возвращаются на работу шумно, не просыхая. «Собака-то твоя, чё, лаять-то умеет?» – в этой сутолоке отдавили ей уже все лапы и хвост не по разу, а она еще ни разу не огрызнулась.

*****

На вокзале в Нижневартовске еще хуже. Приехал в 12 часов ночи, до утра пришлось сидеть. Отвратительный зал ожидания. Маленькая комната без окон, лавки впритык, грязь, уйма пропащего народа. Мрачно. И настроение мерзопакостное.

*****

Утром приехал в аэропорт. Привязал Раду к ножке лавочки, пошел в кассу. Вдруг, слышу истеричный лай, многократно усиленный прекрасной акустикой здания. Местные кошки собрались вокруг привязанной собаки и прогуливаются - перед самым носом.

Да, до Ларьяка сегодня уже не добраться, вылета нет. Придется сутки околачиваться в гостинице. Предстоящие полгода практики рисуются в самых темных тонах.

*****

Из Нижневартовска до Ларьяка добираюсь на вертолете. В окно иллюминатора открываются такие виды, просто дух захватывает. До самого горизонта одна сплошная тайга! Кажется, ее здесь больше чем неба. Отталкивая друг друга, мы с собакой весь перелет кидаемся от одного окна к другому, с любопытством рассматривая новые ландшафты.

Директор промхоза смотрит с удивлением: - «Ты кто такой?» -  «Ну, это же тот парень, который письмо писал», - пришла на помощь секретарша. Освободившись к вечеру, директор садит меня в свой мотоцикл с коляской: - «Я тебя сейчас к охотнику отвезу, земляку твоему. Если возьмет тебя к себе, считай, что счастливчик. Потому что один здесь - загнешься». Глядя на цены в Ларьяке, я в этом и не сомневаюсь.

Земляка зовут Николай. Коля выделил мне в своем жилье целую комнату. Квартира у него вообще пустая: диван и телевизор, который не работает. Холостяцкая хата.

*****

Почти каждый день к Коле подтягиваются друзья, то один, то другой, то все вместе. Как в клуб. Посидеть спокойно, поговорить, выпить, по-мужски, без баб. Когда чай пьют, когда водку.   

Временами Коле все это уже надоедает и гостеприимность хозяина «клуба» резко идет на убыль. Но мужикам-то идти больше некуда. И они резонно замечают: - «Ну ладно, Коля, ты не пьешь, но Студент-то пьет!?» Иначе как Студентом меня здесь не называют. По имени зовет только Коля, да еще директор промхоза. Я, поддерживая имидж, никогда не отказываюсь от выпивки, высиживая до конца, даже если это несколько раз за вечер сильно сказывается на моем здоровье.

*****

Сегодня с Николаем ездили на моторке за грибами. Два ведра белых за полчаса.

Рыбы в реках разнообразие! Мы едим ее варёную, жаренную, соленую, вяленую, этим и собак кормим.

Белок в лесу тьма тьмущая. В поселке их давят собаки. А Ларьяк – остров. Единственный вид транспорта – моторка. Да еще вертолет. В октябре охотники уходят на промысел в тайгу. Мне тоже дали участок в километрах ста от поселка. Река Мег-Тыг-Еган (названия здесь хантэйские). Будут у меня две избушки, капканы. Барин (так уважительно охотники называют директора) даже мелкашку обещал. Охотится, наверное, буду один. Участок Николая рядом.

*****

Уже несколько дней летит снег и холод до минус трех. Подготовка к промыслу идет полным ходом. Мужики ремонтируют бураны и нарты, закупают продукты, боеприпасы.  Я тоже готовлюсь – насушил грибов, рыбы навялил, прокрутил клюкву с сахаром.  На промысел меня собирают всем промхозом: кто приемник несет, кто лыжи запасные, кто нырики (обувь такая, к галошам пришивают грубое брезентовое голенище с ремешками). Со зверофермы мужики литров пять растительного масла приволокли. С аэропорта – канистру керосина.

Не знаю, что бы я делал без Коли. Мало того, что он два месяца кормит меня, и двух моих собак (вторую лайку Шилу мне одолжили на время), так он меня еще и в лес снаряжает. Обеспечил медикаментами, картошки дал (она здесь на вес золота). У самого боеприпасов не хватает, а со мной поделился, рацию, продукты, теплую одежду и обувь выделил из своих запасов. Не знаю, как буду расплачиваться. Денег он не возьмет, да у меня их и нету.

*****

За много километров идем на двух моторных лодках по реке в богом забытый поселок. Здесь магазин набит продуктами еще советского завоза, и цены тоже советские. Мужики закупаются в среднем тыщщи на две. Я - на все свои пятьсот рублей. Мешок  самого дешевого пшена, немного гороха, риса, три банки тушенки, сахар, чай. Купил еще целый ящик кабачковой икры. Не потому, что уж так сильно ее люблю, просто цена банки кабачковой икры в этом магазине ниже, чем стоимость пустой стеклянной банки…

*****

Нижневартовский коопзверопромхоз уже дышит на ладан, нищий совсем, убыточный. Охотники забрасываются на участки на попутных бортах, исключительно благодаря связям директора. В конце концов, через пару недель попыток вылететь, мне тоже везет.

*****

            Мечты сбываются! В 12.00 я спрыгнул с вертушки в болото. Следом, на специально склоченный плотик 2х2 м выбросили мои вещи. Ящики, мешки с бирками-тряпочками. Забрасывают одновременно двух-трех человек, и чтобы не перепутать вещи,  каждый метит свой бутор, привязывая полосочки своей ткани. Я успел махнуть мужикам на прощанье и вертолет улетел. Наступила такая тишина, что зазвенело в ушах. Вот я и один. Сняв с собак ошейники, я осмотрелся, и, зарядив ружье, иду к избе. Весь оставшийся световой день переношу вещи и привожу в порядок свой новый дом. Между делом добыл трех белок. Сейчас я уже поел, накормил собак, слушаю приемник и пью чай. Выпил немного водки за приезд, плеснул сначала в печку местным духам, как учили мужики. Печь ответила легким взрывом, кажется, меня здесь приняли.

Из средств связи с окружающим миром у меня один радиоприемник. Рацию настроить самостоятельно не получается, и с охотниками соседних участков не поговорить.

*****

Первый день охоты. Встал до рассвета, прошел кратчайшим путем до реки, и сделал затеску-ориентир, чтобы найти потом дорогу домой.

Западная Сибирь – сплошные болота. Ориентироваться очень сложно, особенно, когда мест еще не знаешь. Иду по компасу, с утра на юг, потом на запад, а к вечеру поверну на север, пока не упрусь в реку. На реке находишь затеску и по ней выходишь домой. Пока это основной способ ориентирования.

Пошел снег с дождем… по дороге добыл глухаря, тетерева, нескольких рябчиков и белок.

В обед сел попить чай, развел костерок. Чтобы не возиться, достал спички из непромокаемой упаковки - охотничьи.

Допиваю чай, слышу, собака залаяла. Схватил ружье, побежал. Застрелил белку. Все собрал и ушел. Спички в непромокаемом бутыльке так и остались у кострища.

Вскоре встретил след соболя. Собаки у меня неопытные, по следу не идут. Троплю  след самостоятельно. Снег с дождем кончился, но на каждой веточке весят капельки воды – иду, задеваю ветви, собираю на одежду влагу. Через несколько часов, наконец-то, держу в руках своего первого соболя!

Остановился: снял фуфайку, свитер, - выжал. Вылил воду из сапогов. Промок до нитки.

Одел обратно. Пошел на речку.

На реку вышел уже в темноте. Фонаря с собой по разгильдяйству, конечно же, нет. Понимаю, что затеску не найти.

Ночью стало подмораживать - дубею. Нужно ночевать. Коробок, лежащий в фуфайке, раскис. Непромокаемый набор с охотничьими спичками лежит где-то за много километров.

В кромешной темноте пытаюсь развести огонь из патронов.

В рюкзаке все тоже промокло. Единственная сухая вещь при мне: ксерокопия карты из восьми листов, упакованная в непромокаемый пакет. Мне из 8 листов нужны только два. Пытаясь намешать с порохом хотя бы что-то сухое, я прикинул, что вероятность оторвать от карты нужный мне кусок – всего 25 процентов. У меня есть целых 75 процентов сухого горючего материала! В темноте отрываю кусок от одного  листа. Поскольку в этот день мне откровенно «фартит» – естественно, лишил себя самого нужного фрагмента.

Перепортил кучу патронов, но огонь развести так и не сумел. Ни-че-го не выходит.

Решил, что буду до утра что-нибудь делать, чтобы согреться. Стал рубить топором деревья. Десять минут порубил, - и обессилел, после целого дня маршрута. Срубил несколько жердей, постелил на болото, сделал небольшой плотик, чтобы было куда сесть, подозвал собак. Одну запихал себе под фуфайку, вторую положил на ноги. Всю ночь матерюсь, вою. Кажется, ночь никогда не кончится. Утром встаю полчаса, все суставы ломит, ноги затекли, тело одеревенело. Тринадцать часов просидел. Поел сырого мяса, пошел дальше.

Пытаюсь найти затёску. Весь день хожу то вниз, то вверх по реке, безуспешно высматривая свою метку.

Нашел профиль. Идеально прямую бесконечную просеку, оставшуюся после геологов.

Рядом с моей избой тоже профиль.

Показалось что вот он, знакомый ландшафт. Радости моей нет предела! Рывок, паника. Упал в снег. Передо мной незнакомая болотина.

Сел, успокоился, подумал. Болот-то дофига, а профилей мало. Прошел огромное болото, преодолел гриву, и узнал свое.

Последние километры до избы еле ползу, отдыхая каждые тридцать метров. Но только присяду, - коченею. Опять встаю.

Все-таки дошел.

Пришел к избе, а дверь открыть не могу. Дерево после оттепели разбухло, и дверь не двигается.  Смешно будет замерзнуть у порога собственной избы!

Все-таки вошел.

Раскачегарив печь, что-то поел, выпил водки для согрева, включил приемник. Идет какая-то радиопередача, и надо ж такому случится, о выживании в дикой природе! Из динамиков струится красивый женский голос: - «Однажды мы с мужем заблудились в глухом дремучем лесу. Плутая, вышли на опушку, Ваня посмотрел через бинокль вдаль, взял направление, и вывел нас точно к машине. Когда я спросила его, как ты сумел сориентироваться, он рассказал, что все спутниковые антенны в этом районе направлены на Север».

Со мной случилась вторая за день истерика. Захлебываясь в собственном смехе, я катаюсь  по полу.

Сутки сплю.

*****

Появился страх.

Вышел как-то на охоту, отошел на километр и обнаружил, что забыл компас. По краюшку-по краюшку, крадучись, иду к избе, боясь отвернуться-отвлечься на лай собак и потерять ориентиры.

В эти первые дни промысла я почувствовал, что смерть не так уж далеко ходит, и что раньше я не боялся тайги, просто потому, что не знал ее. Я даже не думал, что мороз и усталость могут быть такими изматывающими.

Tags: Николай
Subscribe

  • Питявола Итя (Часть 2)

    Тяжело! Очень устаю. Совершенно нет времени, даже дневник вести. ***** Особенно добивают меня эти болота. Часами шлепаешь по чаче, как…

  • К а л м ы ц к а я с к а з к а

    Спросили у вороны: - "Что такое свобода?" - О, свобода! Свобода – это здорррово!!! Свобода – это когда летишь куда хочешь,…

  • Nature Photo Talks 2020 - 21 ноября

    Планирую быть. К сожалению, на выставку уже не успеваю, но благодаря хорошим людям как-будто побывал: http://pitenin.com/npt.html !

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments